anty_big_game (anty_big_game) wrote,
anty_big_game
anty_big_game

На курорте «Озеро Карачи». 1952 год

Я хорошо помню дядю Яшу, маминого брата, который был трубачем и в свое время познакомил свою сестру Любу с моим будущим папой. Так что я обязан ему своим появлением на свет.

В те времена, о которых я могу вспомнить, Дядя Яша работал в оркестре при кинотеатре «Металлист», расположенном на левом берегу Оби в Кировским районе Новосибирска. Вплоть до 30-х годов прошлого века этот населенный пункт был селом Кривощеково.

А мы жил на правобережной стороне, почти в центре города. Дядя Яша иногда приезжал к нам в гости со своей женой Машей, историю знакомства с которой недавно сообщила мне Тома – их дочь и моя двоюродная сестра. Они познакомились в парке им. Кирова, куда Маша пришла с подругой потанцевать под живую музыку. Дядя Яша знал Машину подругу и попросил ее познакомить его с симпатичной, улыбчивой девушкой, которая ему очень понравилась. Знакомство закончилось браком, в котором они прожили 34 года. Маша работала лаборанткой на заводе «Сибтекстильмаш».

Оркестр кинотеатра «Металлист» много лет подряд в летнее отпускное время выезжал подработать на курорт «Озеро Карачи», расположенный в Чановском районе Новосибирской области. Там музыканты могли и отдохнуть, и заработать, давая дневные концерты, а по вечерам играя на танцах.
Оркестр кинотеатра «Металлист» на озере Карачи. В центре сидит И. Меймис, справа от него дядя Яша
Летом 1952 года дядя Яша пригласил маму с детьми, то есть со мной и моей сестрой Лилей отдохнуть на озеро Карачи. Мама согласилась, папа не возражал, хотя сам поехать не мог, так как был занят на работе в городе. После недолгих сборов мы отправились поездом на курорт. Руководил тогда оркестром скрипач Израиль Меймис – черноволосый, смуглый бессарабский еврей с тонким крючковатым носом. Играть на скрипке он не умел, но руководить у него получалось. До этого руководителем был назначен дядя Яша. Он покомандовал неделю, а потом сам отказался. Музыкант он был хороший, но на должность руководителя не подходил. Был слишком добр и мягок для этого.
Около Грязелечебницы. Дядя Яша держит свою трубу в футляре
Солисткой оркестра была Ксения Рожевская – крупная, статная женщина. Она приехала туда с дочкой. Помню еще саксофониста Юрия Потапова, хромого аккордеониста Лёвкина, а также игравшего не помню на чем Горохова с сыном Ратмиром. Ратмир Горохов – это, конечно, звучало.

Понятие курорт в те годы было достаточно относительным. Музыкантов поселили в двухэтажном деревянном бараке, где нам троим выделили одну комнату. Где мы питались, я не помню. Но в памяти хорошо сохранилось, как вечерами после окончания работы музыканты собирались у кого-нибудь в комнате и играли в карты. Мы с сестрой вертелись там недолго, так как нас отправляли спать.

Однажды, как нам рассказала мама, к нам в комнату, когда мы с Лилей уже спали, заглянул Изя Меймис. Мама-то была очень симпатичной женщиной. Но Изя пробыл у нас недолго. Во сне мы с сестрой после курортной еды громко пукали. Изя послушал-послушал и сказав, что у мамы растут очень музыкальные дети, удалился.

Дядя Яша любил рыбалку и охоту. В один из дней он собрался с Гороховым на вечернюю зорьку пострелять уток, причем о предстоящем событии все музыканты были оповещены заранее. На двоих охотники имели одну старую, дырявую брезентовую плащ-палатку военного образца, которая называлась не иначе, как «жар-накидка». Все было бы хорошо, но бедой Горохова было то, что он сильно пил. К счастью для уток, перед охотой дядин напарник крепко заложил за воротник, и к огорчению дяди Яши не дойдя до заветного утиного болота, свалился в какую-то яму и там заснул. Так что уток мы не видали.
Мостки, ведущие к месту купания
На Карачах я узнал новое для себя слово «рапа». Так называли целебную озерную воду, которая была настолько соленой, что в ней нельзя было утонуть. Берега озера были очень топкими, поэтому к месту купания нужно было добираться по деревянным мосткам, которые заканчивались довольно далеко от уреза воды. И все равно там было неглубоко. Дно озера было покрыто ровным слоем грязи, в которую мои ноги погружались почти до колен. Грязь была похожа на густую, вязкую, сильно вонявшую тухлыми яйцами сметану, но только черного цвета. Этот довольно-таки неприятный запах чувствовался уже на подходе к озеру. Вся толща воды кишела крошечными полупрозрачными рачками с точками красноватых глазков. Отжившие свое рачки опускались на дно, где под действием бактерий образовывали лечебный ил, выделявший сероводород. Вот ради этой грязи и рапы и приезжали страдавшие заболеваниями суставов люди на озеро Карачи.
Деревянный корпус


Купаясь в этом озере, я научился плавать вразмашку. Помню однажды бултыхаясь в воде, я оказался рядом с аккордеонистом Лёвкиным, который все время пытался от меня отдалиться. Но мне хотелось плавать в компании со знакомым человеком, и я все время вертелся около него. И тут он мне поведал, что оказывается во время купания необыкновенно полезно «посрать в воду озера, хотя и сделать это очень трудно». Я понял значение его слов только тогда, когда у меня перед носом всплыла свежая какашка. Особой вони я не почуял, потому что вокруг итак воняло. Но выходило, что Лёвкину, несмотря на трудности, все же удалось совершить это действо. Помогло ли это его геморрою я не знаю, но неплохо характеризует существовашие тогда представления о культуре и гигиене.

Прожили мы на Карачах совсем недолго. Через неделю туда приехал папа и забрал нас домой. Он не мог долго жить без мамы.

Источник
Tags: Новосибирск
Subscribe
promo anty_big_game январь 8, 2017 16:50 34
Buy for 10 tokens
Брошюра ИГИЛ — УГРОЗА ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ! Но речь немного не о том! Содержание данной статьи не рекомендуется просматривать детям и людям со слабой психикой! Любой терроризм не возникает на пустом месте. Для начала, спонсорами терроризма подыскивается всё, что в данном случае, может…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments